Музей японских интернированных лиц

В 1945-1949 годах около 25 тысяч японцев работали на многих промышленных предприятиях нашей страны, строили здания и важные объекты народного хозяйства, которые и поныне не утратили своего значения и служат народу.

Они возводили объекты в Ташкенте, Бекабаде, Ангрене, Коканде, Андижане, Фергане. В настоящее время действуют и служат символом памяти о японцах построенные ими Государственный академический Большой театр Узбекистана имени Алишера Навои, Ташкентский кабельный завод, Фархадская ГЭС, большой канал в Ширинсое, городок нефтяников в Андижанской области, Кокандский суперфосфатный завод, Ферганский гидролизный завод, Бекабадский металлургический завод, электросети высокого напряжения, жилые дома.

Музей создан на основе многолетнего изучения исторических архивных документов, воспоминаний и бесед со свидетелями жизни японцев. Он стал местом посещения многих гостей, приезжающих из Японии и других государств.

В эпоху бывшего союза все архивные документы о пребывании японцев в Узбекистане были засекречены и не было возможности для их изучения. После достижения независимости эти документы стали доступными, и у меня появилась возможность для глубокого изучения образа жизни японцев в нашей стране.

Меня тронули человечность, доброта, милосердие узбеков к японцам. Доброе отношение к интернированным людям было качеством, присущим узбекскому народу, это в свое время утверждали и сами жившие на этой земле японцы.

Я хочу упомянуть Ясуо Одаки из города Окадзаки. В 2002 году посетив музей, он поведал об одном событии. Так, в 1945-1946 годах он принимал участие в строительстве кирпичного завода, потом – в строительстве Государственного академического Большого театра Узбекистана имени Алишера Навои. По завершении возведения театра был поставлен первый спектакль «Фархад и Ширин». Самое интересное, первыми зрителями спектакля были только японские строители. А на другой день состоялось уже официальное открытие театра.

Интернированные японцы в Узбекистане после Великой Отечественной ...В музее представлены разнообразные экспонаты, выполненные японцами для узбекских семей. Это колыбели, ножницы, ложки, статуэтки, портреты, картины, столы, кушетки и другие предметы. Это свидетельствует о том, что среди японцев были строители, плотники, портные, художники, механики, керамисты и представители других профессий.

Они были мастерами своего дела. Например, один из японцев смастерил для узбекской семьи колыбель, которая может качаться механически. В этой колыбели растили детей и внуков на протяжении 55 лет. Старший представитель этой семьи Рахматулла Махкамов передал эту колыбель музею.

Жители Узбекистана тепло отзываются о японцах, отмечают их трудолюбие, дисциплину, дружеское расположение, созидательный потенциал. По прошествии 50-60 лет японцы приезжают в Узбекистан, чтобы посетить места, где прошла их молодость, и отмечают, с какой добротой к ним относились узбеки.

Еще одна особенность узбекского народа – уважительное отношение к прошлому, памяти предков.

В 1958 году из Москвы пришло указание уничтожить не только специальные кладбища в городах Коканде и Кагане, но и все кладбища Узбекистана, в которых есть захоронения японцев. Но в Узбекистане сумели сохранить эти кладбища, и ныне они благоустраиваются.

В городе Ангрене при расширении угольного бассе
йна возникла опасность обрушения 3 кладбищ, где были захоронения 133 японца. И в 1973 году по решению исполнительного комитета города Ангрена все могилы японцев согласно карте захоронения были перенесены на городское кладбище.

В 1994 году на этом кладбище была проведена работа по благоустройству, на основе привезенного из Японии образца установлена памятная стела. В 1990 году благоустроено кладбище Яккасарой в городе Ташкенте, где похоронены 79 японцев. В 1995 году на этом кладбище установили памятник, посвященный памяти 812 японцам, похороненным на территории Узбекистана. В 2002 году за счет государства проведена работа по благоустройству всех японских кладбищ в Узбекистане.

Исследования показали, что в Узбекистане был самый низкий показатель смертности среди интернированных японцев – всего 2,5 процента.

В 2016 году я был в японском городе Майдзуру и посетил Мемориальный музей репатриации. Я всем своим существом осознал чувства, пережитые японцами после возвращения на Родину, их встречи с родными, радость, слезы на глазах матерей, жен, встречи с детьми, всем населением города. По возвращении в Узбекистан в своем музее я создал еще один раздел – «Радость возвращения на Родину».выставка

В музее представлены фотографии многих японцев. Я был знаком с каждым из них, беседовал лично.

В книге отзывов один из посетителей написал: «Сегодня я побывал на маленьком островке милосердия». Еще один гость из Японии Кода Юмико, ознакомившись с музеем, отметил: «Я кланяюсь перед памятью соотечественников, которые в те годы заложили основу дружбы между народами Узбекистана и Японии…».

Записи в книге отзывов вдохновили меня на создание в музее раздела «Взаимные отношения Узбекистана и Японии», в котором отражается, на каком уровне нынешнее поколение возводит здание дружбы между Узбекистаном и Японией на заложенном в те годы фундаменте.

Пребывание японцев в Узбекистане – это часть истории нашей страны, ставшая общей для двух народов.

В те сложные времена и японцы, бывшие вдали от Родины, и узбеки не утратили общечеловеческие качества – трудолюбие, гуманизм, милосердие, любовь к Родине. И этим должна гордиться японская и узбекская молодежь.

Отношения между Узбекистаном и Японией имеют глубокие корни, давнюю историю. Их объединял Великий шелковый путь – связующее звено двух цивилизаций – Востока и Запада.

Этот путь служил не только материальным интересам, через него распространялись культура, искусство, религии. В целях изучения истории возникновения буддизма на Востоке археологи Узбекистана и Японии провели совместные исследования на юге Узбекистана. В результате в свет вышла книга ученых двух стран «Памятники Южного Узбекистана». Она была посвящена 20-летию образования Университета Сока в Токио.

Основатель Университета Сока Дайсаку Икеда говорил, если наши предки в свое время открыли Великий шелковый путь, то мы должны открыть нашим сердцам Шелковый путь духовности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  Top.Mail.Ru