Академик Яхья Гулямов

Первый археолог-узбек, известный специалист по древней истории Средней Азии, организатор науки, педагог Яхъя Гулямович Гулямов родился 1 мая 1908 г. в махалле Акмечеть города Ташкента. Его отец Гулям Махсум был учителем медре­се Ходжа Ахрара, мать Сорахон-отин – учительницей. У Гулям Махсума было шестеро детей – Эшонхон, Одилкори, Яхъя, Саид Ахмад, Акромхон и Рокия. Чтобы помочь мужу прокормить большую семью, Сорахон-отин держала у себя дома мактаб для девочек. В махалле она считалась самой образованной женщиной и пользовалась большим уважением1.

В 1918 г. после смерти отца десятилетний Яхъя остался на иждивении матери, а с 1921 г. воспитывался в дет­ском доме-интернате, где получили образование многие представители местной интеллигенции. Примечательно, что однажды при встрече со студентами в ответ на вопрос – «Кто был Вашим первым учителем?», Я. Гулямов ответил: «Моим первым учителем была моя мать, ее образ всегда передо мной, и всегда в моей памяти»2. Благодаря матери уже в 7 – 8-летнем возрасте Яхъя Гулямов свободно читал книги на арабском и персидском языках.

По окончании шестого класса школы в 1923 г. он продолжил учебу в Узбекском мужском институте просвещения в Ташкен­те (Узинпрос), который окончил в 1926 г. К 1930 г. Я. Гулямов окончил также общественно-экономическое отделение Узбекского государ­ствен­ного педагоги­ческого института в Самарканде3.

В период учебы в Самарканде Я. Гулямов посещал лекции таких извест­ных ученых, как П. Салиев, М. Саиджанов, В. Вяткин и др., которые оставили в его памяти неизгладимые впечатления. В после­дующем, вспоминая эти времена, Я. Гулямов характеризовал Пулата Салиева как знатока арабского, фарси и турецкого языков, глубоко изучившего письменные источники по истории Средней Азии. Именно лекции П. Салиева во многом определили его интерес к истории региона. Пулат Салиев будучи первым узбекским историком, являлся ярчайшей фигурой в начуной общественности того периода. Как один из наставников Я. Гулямова – П. Салиев ввел молодого студента в историческую науку, оказывал всемерную поддержку, в том числе и финансовую в годы учебы в Самарканде.

Однако наибольшее влияние на исследовательские интересы Яхъи Гулямова, в археологическом и востоковедческом направле­ниях, оказало знакомство с Василием Лаврентьевичем Вяткиным, известным знатоком Самар­канд­­ских памятников и археологом, обратившим внимание на любозна­­тельного студента, задававшего множество вопросов после каждой лекции.

Первая встреча Я. Гулямова с В.Л. Вяткиным произошла еще в 1921 г. во время экскурсии в Самарканд учеников 8-интерната Ташкента. Позже он вспоминал об этом: «В августе 1921 года некоторую часть воспитанников повезли на экскурсию в Самарканд, среди которых был я, будущий киноре­жис­сер Наби Ганиев, несколько учителей. Тогда нас разместили в ташкари (мужская часть дома) Усманбая в махалле Кошховуз. Тогда к Юсуфу Алиеву (преподаватель. – Ф.Ш.) часто приходил русский человек – высокий, с широким лбом, с лысиной на голове, в очках, примерно лет пятидесяти. Одет он был в солдатские ботинки с толстой подошвой, сильно изношенные и выцветшие светлые брюки и рубашку-каламинку с четырьмя карманами, а на голове плотная фуражка. Руки у этого человека были с выступающими венами как у кузнецов, пальцы огрубевшие и очень крупные»4.

Однако эта первая встреча оставила далеко не приятное впечат­ле­ние у тринадцатилетнего Яхъи. В немалой степени этому также способствовало то обстоятельство, что при представлении В.Л. Вят­кина ученикам интерната была названа его прежняя деятель­ность в качестве заместителя военного губернатора области и миссионера.

Позднее, уже в период студенчества в Самарканде, узнав, что лек­ции по курсу «История мусульманского Востока» будет читать В.Л. Вяткин, Я. Гулямов вместе с другими студентами обратились к директору института профессору Меркуловичу с выражением недо­воль­ства. Однако их позиция в корне изменилась сразу же после первой лекции В.Л. Вяткина5.

Таким образом, очевидно, именно В.Л. Вяткин был тем человек, кото­рый постепенно пробудил интерес Я. Гулямова к археологии, день за днем, поэтапно, раскрывая юному студенту премудрости архео­логической науки. Одновременно В.Л. Вяткин регулярно снаб­жал своего протеже уника­ль­ными историческими произведе­ниями Мухаммада Джарира Табари, Мухам­мада Наршахи, Жувайни и других средневековых летописцев, приоб­щая его, таким образом, к богатей­шему письменному историческому наследию.

Педагогическая деятельность Яхъи Гулямова началась в 1929 г. там же в Самарканде в качестве ассистента открывшегося при Самар­кандском педагогическом инсти­туте кабинета истории Сред­ней Азии. На эту должность Я. Гулямова рекомендовали П. Салиев, В.Л. Вяткин и А. Фитрат. В 1931 г. он был принят на работу препода­вателем Педаго­гического техникума в Ташкенте. Одновременно с этим он проходил обучение в аспирантуре Узбекского научно-исследова­тель­ского инсти­­тута при Совнаркоме УзССР.

Первые научные публикации Я. Гулямова, посвященные изуче­нию и сохранению памятников материальной культуры Узбекис­тана6, истории ремесла8, проблеме спасения северо-восточного мина­рета медресе Мирзо Улугбека в Самарканде8 и другие9, стали появляться в начале 1930-х годов.

С 1933 по 1940 г. Я. Гулямов работал в должности научного сотруд­ника и ученого секретаря Узбекистанского комитета по охране памятников старины и искусства (Узкомстарис). Здесь собственно и началось его систематическое участие в различных археологических экспедициях и раз­ведках, в частности, в экспедиции М.Е. Массона на городище Айртам10, где он прошел большую практическую школу. В 1936 г. в отрогах Султан-Уиздага (Хорезм) Я.Г. Гулямов провел первые самостоятельные археологи­ческие изыскания. С 1938 г. уче­ный принимал участие в работе Хорезмской археолого-этнографи­ческой экспедиции (ХАЭЭ) Института истории матери­аль­ной культу­ры АН СССР под руководством С.П. Толстова. Очевидно, в эти годы и сфор­ми­ровался его интерес к истории и культуре древнего Хорезмского оазиса.

С 1940 г. Я. Гулямов – сотрудник Узбекистанского филиала Академии наук СССР – сначала в качестве заведующего отделом археологии, а с 1943 г., с созданием Академии наук Узбекистана – за­ведывал отделом истории древних и средних веков при вновь создан­ном Институте исто­рии и археологии АН УзССР. С ноября 1956 г. по октябрь 1959 г. Я. Гулямов исполнял обязанности директора данного института.

Параллельно с научной Я. Гулямов осуществлял и препода­ва­тель­скую деятельность в Ташкентском государ­ственном педагогическом институте им. Низами (ныне ТГПУ им. Низами), где читал лекции по истории Узбекистана и археологии.

Академик Яхья ГулямовДостаточно разносторонней была сфера научных интересов Яхъи Гулямовича, однако, доминирующими направлениями остава­лись проблемы истории орошения Узбекистана с древнейших времен до середины XX века, а также истории древнего общества Средней Азии.

В 1943 г. Я. Гулямов под научным руководством С.П. Толстова защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук по теме: «Хива и ее памятни­ки».

В 1950 г. он уже защитил докторскую диссертацию на тему: «История орошения Хорезма с древнейших времен до настоящих дней». Впоследствии эта работа была издана отдельной

монографией (в 1957 г. – на рус­ском11, в 1959 г. – на узбекском языках), которая не утратила своей научной значи­мости и по сей день. По сути, данное исследование явилось первой попыт­кой последовательного освеще­ния на основе археологического мате­риала истории возникновения и развития системы орошения в низовьях Амударьи с древнейших времен до 50-х годов XX в.

Важной составляющей указанной работы, наряду с археологи­ческими материалами, стали сведения письменных источников, сопоставляя которые  Я. Гулямов попытался ответить на ряд вопросов, основной среди них: «Почему страна, распола­гавшая в древности огром­ной земельной площадью, громадными, удобными для орошения водными ресур­сами Аму-Дарьи, не смогла выйти из состояния земельной тесноты …»12.

В процессе работы с письменными источниками, в частности, с произведением хивинского хана Абулгази «Шаджара-и турк» («Родо­словное древо тюрков»), Я. Гулямов внес существенные коррек­тивы в вопросе полноценного авторства. Известно, что Абулгази-хан в связи с болезнью завещал завершить свой труд своему сыну и преемнику Ануша-хану. Сопоставив различные списки рукописи, ученый при­шел к заключению, что сочинение «Шаджара-и турк» было завершено не Ануша-ханом, как считалось прежде, а по поручению последнего «неким Махмуди бин Мухаммед Заманом Ургенджи». Более того, не только продолжено, но и «в значительной степени дополнено с введением новых глав». Несмотря на это, Я. Гулямов констатировал, что «самая ценная и самая основная часть этого труда принадлежит именно перу самого Абулгази»13. Тем самым исследователь внес значимые коррективы относительно истории создания этого ценней­шего исторического произведения, посвященного истории Хорезма.

Работая в составе Хорезмской археолого-этнографической экспедиции под руковод­ством С.П. Тол­стова, начатой в 1936 г., он осущест­влял археологическую разведку Южного Хорезма. В течение восьми лет он осуществлял археологи­ческий надзор на строительстве Ташсакин­ского и Суанли-Ленин-ябского магистральных каналов, наблюдая за процессом чистки отдельных каналов и строительства железнодорожной линии Чарджоу–Кунград, где ученому удалось собрать, постоянно беседуя с местным населением и строителями, сведения по многим аспектам иррига­ции региона14. В результате систематизации сведений письмен­ных источни­ков, народных преданий, материалов археологических работ, Я. Гулямову удалось собрать и обобщить значительный мате­риал, результатом чего и явилась фундаментальная научная моногра­фия «История орошения Хорезма с древнейших времен до наших дней».

Важность данной работы была среди прочих особо отмечена руководи­телем Хорезмской археолого-этнографической комплексной экспедиции С.П. Толстовым: «Работа Я.Г. Гулямова является крупной разработкой одного из важнейших – по моему мнению, самого важного вопроса истории материальной культуры, точнее – истории хозяйства народов Хорезма и Средней Азии в целом. Я.Г. Гулямов не только обобщает весь этот огромный материал (имеется в виду новый материал, накопленный естественниками, инженерами-ирригаторами, археоло­гами и историками. – Ф.Ш.), подвергая его критическому пересмотру – что одно было бы достаточным основанием для настоятельной необходимости публикации его книги. Он поднимает новый большой материал первоисточников. В течение долгих лет Я.Г. Гулямов работал заместителем начальника Хорезмской экспедиции, которая, как он правильно отмечает, внесла значительный вклад в историю древней ирригации Хорезма. Очень значительная часть этого вклада принадлежит непосредственно Я.Г. Гулямову. Им, кроме того, прове­дена огромная историко-этнографическая собирательная работа – у местного населения, особенно у старых мирабов, собран интересней­ший, исключительно важный материал по ирригации Хорезма XIX – начала XX века. … »15.

В марте 1955 г. Я. Гулямову было присвоено звание профессора. Уже через год, т.е. 5 октября 1956 г., он был избран членом-коррес­пондентом АН Узбекистана, а 25 февраля 1966 г. – действи­тельным членом национальной Академии наук. В июне 1958 г. Я. Гулямову присвоено звание заслуженного деятеля науки Узбекистана.

Известный среднеазиатский археолог, коллега Я. Гулямова –  В.А. Шиш­кин особо подчеркивал, что «Я.Г. Гулямов из рядового научного сотрудника вырос в маститого ученого, хорошо известного своими научными трудами по археологии»16.

Другой близкий соратник и коллега Я. Гулямова проф. Х.З. Зияев в своих воспоминаниях отмечал: «… Домла Яхъя Гулямов был для всех нас примером. Он был наставником не только для меня, но и для всех молодых исследова­телей. Он был очень скромным, смелым, щедрым и гостеприимным человеком и пользовался большим уважением. Я познакомился с Яхъя-ака в 1946 году и до конца его жизни вместе работал в одном инсти­туте. Но, прежде всего, Яхъя Гулямов был первым археологом-узбеком, ставшим кандидатом и доктором наук, и осново­по­ложником узбекской археологической науки»17.

Во второй половине 60-х годов XX в. в Узбекистане археологи­ческие изыскания обретают широкий размах. Этому способствовало создание в Институте истории и археологии АН Узбекистана, усилиями Я. Гулямова, двух отделов: 1) по изучению эпохи камня и бронзы, 2) по изучению истории орошения. Деятельность новых отделов дополнила и расширила круг научных направлений отдела археологии данного института. Исследования велись, в частности, по изучению древних и средневековых городов, поселе­ний, культовых сооружений, могильников. Кроме того изучались стратиграфия, топография вышеназванных объектов18.

В эти годы под руководством Яхъя Гулямоввича продолжались интенсивные археологические работы на городище Афрасиаб в Самарканде, для сохране­ния целостности площади которого ученый приложил немало усилий. Масштабные стационарные исследования на городище проводились археологами Академии наук Узбекистана, Самаркандского и Ташкентского государственных уни­вер­ситетов, Института искусствознания, в результате которых был осуществлен значительный научный прорыв в данном направлении19.

Наряду с академической деятельностью Я. Гулямов не забывал и об учебном процессе. Так, в 1969 г. в соавторстве с Р.Н. Набиевым был издан учебник по истории для 7-х и 8-х классов восьмилетних школ на узбекском языке20. А к 1971 г. данное учебное пособие выдержало четвертое исправлен­ное издание и было переведено на русский язык21.

Возвращаясь к научным исследованиям Я. Гулямова по истории орошения Узбекистана, следует указать, что они имели большое народно­хозяй­ственное значение, способствовали выявле­нию круп­ных земельных массивов древнего искусственного орошения, пригод­ных для этой цели и в наши дни: это западная часть Бухарского оазиса, низовья реки Кашкадарьи, район Нурата и др.

В последующие годы научной деятельности Я.Г. Гулямов руко­во­дил археологическими отрядами, исследую­щими стоянки времен палео­лита, неолита, энеолита и бронзового века в низовьях Зараф­шана и в других районах Узбекистана. В ходе этих работ установлен, например, исторический возраст города Бухары. Резуль­та­том иссле­до­ваний была публикация книги «Первобытная культура и возник­но­вение орошаемого земледелия в низовьях Зарафшана»22, в которой ученый был одним из авторов и редактором. В рецензии на данную работу отмечалось, что выхода монографии «с таким нетер­пе­нием ждали не только археологи Средней Азии, но и специалисты по истории широкой зоны степей Евразии … Выход книги … является крупным научным событием … открытие культуры на Махандарье – огромным дости­­же­­нием авторов»23, так как в работе были затронуты важные научные проблемы.

С именем Я.Г. Гулямова связаны, в частности, первоначальные раскоп­ки ныне широко известного могильника Заман-Баба (заманба­бинской энеолитической культуры степного типа) в районе западнее Бухарско­го оазиса.

Ученик Я. Гулямова, академик АН Узбекистана А. Мухам­мед­­жа­нов, вспоминая об этих годах, писал: «После Хорезмской археологической экспедиции домла органи­зовал новый отряд из молодых, только встающих на научное поприще ребят, куда входил и я, и начал исследование южных районов Узбе­киста­на. Цель работы состояла в выявлении первобытных стоянок в низовьях Зарафшанской долины. Мы приехали на археоло­гический объект, где произошел интересный момент. Домла поднялся на холм, и указывая рукой, стал показывать: «здесь был древний город, там были городские стены, вон там была цитадель, городские ворота находились с этой стороны, дальше был хауз (водоем. – Ф.Ш.)». Я удивился и подумал про себя: «Домла всезнающий гений что ли (домла луқмонмилар)?». Однако не решился задать вопрос – «Откуда Вы это знаете?».

Через два года в очередной сезон археологических раскопок мы поехали в Ромитанский район Бухарской области. Там мы наняли рабочих из местного населения, среди которых был мужчина постар­ше по имени Ешпулат. Этот мужчина стал объяснять моло­дым парням-рабочим, что Гулямов-домла – инженер, имеет большую подзорную трубу, наблюдая через которую из Ташкента выявляет места для поиска. Если он говорит «Копайте, здесь есть золото», значит так оно и есть»24.

Яхъя Гулямович непосредственно участвовал и в археологи­ческом исследова­нии древнего Ташкента. В частности, он возглавлял Ташкентский археологи­ческий отряд, созданный в 1967 г. на базе Института истории и археологии АН Узбекистана, в связи с ликвида­цией последствий землетря­се­ния 1966 г. Подавляющее большинство данного отряда составляли женщины-археологи, хотя Я. Гулямов не очень приветствовал их участие в археологи­ческих экспедициях, видимо, из-за тяжелых условий полевых работ, негативно влиявших на их здоровье.

Цель первого этапа работ Ташкентского отряда заключалась в оказании так называемой «скорой помощи» обреченным на гибель и исчезновение памятников древней культуры Ташкента, на основе изучения которых следовало определить время сложения и развития древнейшего городского образования в районе долины Чирчика25. Следует отметить, что это был беспрецедентный случай в истории градостроительства, когда столица Узбекистана превратилась в одну огромную строительную площадку, что в свою очередь способ­ство­вало проведению широких археологических иссле­до­ваний террито­рии города как на застраивающихся площадках, так и в районах, наиболее интересных в археологическом плане.

Академик Яхья Гулямов

Ташкентский отряд начал свою работу на всех строительных площад­ках города параллельно. Финансирование этих исследований закла­ды­валось уже в сметы строительства новых микрорайонов. Каждый сотрудник отряда отвечал за закрепленный за ним сектор, на которые была разделена вся территория города.26 В процессе работ практически рождалась новая методика «городской археологии», когда зачистки стенок котлованов и траншей сочетались с извлече­нием из ковшей экскаваторов археологи­ческого материала или сбора его из уже вывезенного грунта.27

С работой Ташкентского отряда под руководством Я.Г. Гулямова связано откры­тие многослойной пещерной стоянки мустьерского времени, располо­женной в Юго-Западных отрогах Тянь-Шаня в 70 км от Ташкента (грот Обирахмат), с работой Ферганского отряда – обнаружение палеолити­ческих и неолитических стоянок.

Начиная с конца XIX в., в различных академических периоди­ческих изданиях республики регулярно публиковались статьи и очерки, освещаю­щие ход археологических работ на территории Узбекистана. Подобные публикации были подготовлены Н.С. Лыко­ши­ным, М.Е. Массоном, В.А. Шиш­киным. Эта традиция была продол­жена и Я.Г. Гулямовым.28 В частности, в одной из таких статей-отчетов об итогах археологических работ АН Узбекистана за 1966 г. сообща­ется, что год «ознаменовался созданием в Узбекистане Республи­канского общества охраны памятников материаль­ной культуры и истории». В том же году был проведен I учредительный съезд созданного Общества (30 марта 1966 г.), на котором при содействии Совета Министров Узбекистана было принято постанов­ле­ние: «1) об объявлении городища Афрасиаб археологическим заповедником и об улучшении его археологического изучения; 2) о проведении юбилея города Самарканда в связи с 2500-летием со дня основания».29

Мы не случайно затронули проблему охраны археологических объектов на территории Узбекистана, так как этот аспект научной деятель­ности Яхъи Гулямовича занимает особую нишу. В годы своего директорства в Институте истории и археологии АН Узбекистана ученый приложил огромные усилия в борьбе за сохранение археоло­ги­ческих объектов, вплоть до неоднократного обращения к руковод­ству Узбекистана и лично Первому секретарю ЦК КП Узбекис­тана Ш.Р. Рашидову. Одно из таких обращений было связано с сохранением целостности древнего городища Афрасиаб в Самар­канде. В 1966 г. Министерство дорог СССР начало строительство автодо­роги прямо через территорию городища. Узнав об этом, Я.Г. Гулямов добился приема у Ш.Р. Рашидова «и доложил о неслыханном кощунстве и издевательстве над выдающимся памятником», так как в результате строи­тельства дороги городище Афрасиаб фактически разделялось на две поло­вины. К тому же экскаваторы начали разрушать здание с уникальными настенными росписями, датиро­ванными VII – VIII века­ми. После доклада Я.Г. Гулямова Ш.Р. Рашидов лично посетил городи­ще, и вызвав министра дорог республики, провел рабочее сове­щание непосредственно на городище. В ходе совещания руко­водитель респуб­лики отметив важное культурно-историческое значе­ние горо­дища, подчеркнул, что его уничтожение – неуважение к истори­ческому наследию узбекского народа. Присутствовав­ший на встрече министр дорог попытался обосновать свои действия тем, что «строящаяся дорога просто делит памятник на две половины и особого урона он в этом не видит, не такой уж это грех».30 В ответ на это заявление археолог И. Ахраров, ученик Я.Г. Гулямова, спросил чиновника: «Что бы вы сказали, если такую же дорогу проложить через центр древнего Новгорода?» (Министр дорог Узбекистана русской национальности – Ф.Ш.), на что министр без промедления ответил о невозможности подобного шага. «А почему же здесь на Афрасиабе можно это делать?» – с возмущением бросил И. Ахраров. Министр покраснел, но смолчал.31

Представленная ситуация – это лишь одно из многочисленных усилий Яхъя Гулямовича в деле сохранения археологических объектов. Значительные усилия были приложены в 1970 г. в борьбе за сохранение гигантского городища Ахсикент в Наманганской области, когда «местные власти у подножия городища построили кирпичный завод и начали с одного края долбить штольни для добычи земли, из которой формовали сырцовые кирпичи, обжигали их и продавали тем, кто в них нуждался».32

В этом важном деле Яхъя Гулямовича можно назвать преемни­ком В.Л. Вят­кина и М.Е. Массона, которые также прилагали немало усилий, регу­ляр­но вступая в переговоры и переписку с властями для сохранения уникальных исторических объектов. Это позволяло также добиваться выделения допол­ни­тельного финанси­рования для реставрации исторических архитектурных памятников Узбекистана.

Необходимо отметить, что с именем Я. Гулямова связаны меро­приятия, направленные на определение возраста Самарканда (2500-летие). Начало было положено в 1958 г., когда в Самарканде на Афрасиабе начались стационарные раскопки, в даль­ней­шем превра­тившиеся (1965) в крупную археологическую экспеди­цию под руко­вод­­ством В.А. Шишкина. Накопившийся археологический мате­риал выз­вал бурную дискуссию в среде научной общественности, связан­ную с датировкой города. Одна группа ученых придержи­валась позиции, сформировавшейся еще в конце XIX в., что Самарканд (Мара­канда) – это столица Древнего Согда эпохи Александра Маке­донского. Другая группа занимала более сдержанную позицию, заключаю­щуюся, в частности, в том, что «в античное время на этой территории находились лишь временные поселения, а городская жизнь здесь началась с сооружением первой и второй городских стен и стены цитадели в IV – VI вв. н.э.».33

Вспоминая эти годы, академик Ю.Ф. Буряков писал: «Возглавивший экспедицию после кончины В.А. Шишкина Яхъя Гулямович поставил в качестве одной из важнейших задач изучение возраста города. … Эти исследования позволили утверждать, что материалы и фортификация дают возможность датировки воз­раста Самарканда не менее 2500 лет. Когда весной 1969 г. Я.Г. Гулямов выехал на сессию археологов и этнографов в г. Ленинград, его доклад на секции среднеазиатских специалистов вызвал такой резонанс, что возглавлявший конференцию руководитель ИИМК Б.Б. Пиотровский вынес этот доклад на заключительное пленарное заседание всесоюз­ной сессии. Доклад Я.Г. Гулямова был полностью поддержан всеми археологами страны, и материал экспедиции явился базовым для выдвижения первой датировки юбилея Самарканда».34

Значителен вклад Я.Г. Гулямова и в подготовке кадров-археологов. Работа в составе ХАЭЭ утвердила его в важности проведения комплексных исследо­ва­ний всех этапов древней истории Узбекистана, для чего необхо­ди­ма была подготовка высококвалифицированных националь­ных кадров. Для осуществления этого плана ученый стал готовить молодых специалистов-археологов из числа выпускников Ташкент­ского педа­го­гического института им. Низами. Работая в данном направлении, он осуществлял важные организационные мероприя­тия для отправки молодых специалистов на стажировку в ведущие научные центры Москвы, Ленинграда, Новосибирска и других регио­нов бывшего Союза. В частности, благодаря усилиям Я.Г. Гуля­мова подоб­ную стажировку в свое время прошли ныне известные археологи – акад. А. Аскаров, акад. У. Исла­мов, Т. Мирсаатов, акад. А. Мухаммед­жанов, д.и.н. Р. Сулейманов и др.35 Под руководством Я.Г. Гулямова около тридцати исследователей из числа акаде­мических сотрудников и преподавателей вузов успешно защитили канди­дат­ские и доктор­ские диссертации по археологии и древней истории Узбекис­тана. Благодаря стараниям ученого в Узбекистане была подготов­лена целая плеяда специалистов-археологов, чьи исследования нашли широкое признание в мировом академическом сообществе.

Комплекс мероприятий, осуществленный Я.Г. Гулямовым в деле подго­товки высококвалифицированных кадров-археологов, способ­ство­­вал образо­ва­нию в Самарканде самостоятельного Института археоло­гии в системе Академии наук Узбекистана, который ныне носит имя Яхъи Гулямова. Обосновывая важность образования отдельного Института археологии, ученый отмечал: «… Задача охвата больших территорий республики, отдельных горо­дов и городищ как археологических объектов, да еще и подготовка научных кадров совершенно не под силу Институту истории и археологии АН УзССР, где археология представлена в двух секторах из девяти существующих. Практика организации и проведения археологических мероприятий показала невозможность дальнейшего сочетания этих двух самостоятельных видов научного исследования в рамках одного института. …

В настоящее время археология в Институте истории и археоло­гии АН УзССР представлена: 1) сектором археологии эпохи камня и бронзы, 2) сек­то­ром археологии рабовладельческого и феодального периодов, 3) лабо­ра­торией археологической технологии, консервации и реставрации стенных росписей. Объем и разновидность археологи­ческих памятников чрезвычайно велики, а перспективы расширения археологических работ и подготовки кадров требуют придать работе новую организационную основу – учреж­дения самостоятель­ного Института археологии Академии наук Узбекской ССР».36

В результате было принято решение об открытии в 1970 г. Института археологии АН Узбекистана в Самарканде. Переезд в Самарканд столичных специалистов-археологов вместе с членами их семей создал для последних определенные бытовые трудности, что не могло не отразиться на качестве исследований. Эта проблема, как показывают материалы личного архива Я.Г. Гулямова, также не осталась вне поля его внимания. В частности, нами обна­ру­жена докладная записка, адресованная в 1973 г. в вышестоя­щие органы, в которой он характеризовал сложившуюся ситуацию следующим образом:

«Вывоз Института в 1970 г. в гор. Самарканд, как показала его трехлетняя практика работы, нисколько не способствовал укрепле­нию кадров и процветанию института, потому что: во-первых, еще ни один инсти­тут из системы Академии наук УзССР на практике не перебра­сы­вался в областной город. Особенно нежела­тельно было это в момент организации, в результате чего новый и не имеющий еще опыта Институт сильно пострадал как в организационно-финансовом, так и в моральном отношениях.

Во-вторых, для успешной работы археологов в Самарканде почти отсутствует научная база: … (имеются в виду библиотеки, фонды музеев, центральные и ведомственные архивы, картографические учреждения – Ф.Ш.). … сотрудники Института археологии больше половины своего рабо­чего времени тратят на разъезды между Самаркандом и Ташкентом. …

В-третьих, в связи с переездом в гор. Самарканд, в момент своей организации Институт лишился почти половины квалифициро­ванных археологов и опытных научно-вспомогательных кадров, которые в силу своих семейных и других серьезных обстоятельств остались в Ташкенте и работают не по специальности …

Что же касается тех археологов, которые переехали в г. Самарканд …, то трудно утверждать, что подавляющее большин­ство их охотно шло на это и едва ли сжилось с обстановкой. Тем более, что почти все они – уроженцы Ташкента, где имеют свои собственные дома, обжитые квар­ти­ры, личное хозяйство и окружаю­щих родственников. От всего они оторва­лись ради службы в другом городе. … Кроме того, постоянные разъезды между Самар­кандом и Ташкентом стоит им больше половины их заработной платы.

В-четвертых, вся эта обстановка привела к тому, что у неко­торых из сотрудников Института наступили серьезные семейные осложнения, …».37 В качестве подтверждения в документе приведены имена более десяти известных археологов, которые оказались в сложной ситуации.

Следующим шагом в борьбе за интересы ученых-археологов респуб­лики стало письмо Я.Г. Гулямова, адресованное 17 декабря 1973 г. Председателю Бюро Отделения языка, литературы и истории АН Узбекистана М.Х. Нурмухаме­дову с инициативой организации в Ташкенте Отделения института археоло­гии АН Узбекистана. Приводя доводы в пользу организации подобной структуры, ученый отмечал:

«Это полезное мероприятие помогло бы: во-первых, сосредото­чить и рационально использовать археологические кадры в стенах Академии наук УзССР; во-вторых, эффективно обеспечить организа­ционные и научные связи Института археологии с академи­ческими учреждениями, музеями, библиотеками, архивами, лабораториями, Республиканским обществом по охране памятников, Главным управлением по охране памятников и др.».38

Следует также отметить вклад Яхъя Гулямовича в развитие музейного дела в Узбекистане. В одной из своих докладных записок исследователь выра­жает искреннюю озабоченность состоянием дел в данной сфере: «В деле упорядочения охраны памятников большое место зани­мает системати­зация и научная пропаганда памятников мате­риальной культуры в музейных экспозициях. Каждая экспозиция музея, безусловно, должна основываться на новейшие результаты истори­ческих, археологических и этнографических исследований, проводимых, в основном, в академических институтах. В этом деле соответ­ствующие коллективы научных работни­ков должны быть нераз­рывно связаны с отделами и секторами инсти­тутов.

Комплексы археологических находок с городищ, курганных могиль­­ников и иных видов памятников в обязательном порядке и в полном комплексе должны поступать в фонды одного музея и вноситься в единую фондовую книгу. Передачу дублетов и целых комплексов в другие музеи нужно произво­дить из того же музея. Таким главным музеем в республике является Республиканский музей истории, ранее находившийся в системе АН УзССР. Его необходимо вернуть в систему АН УзССР и сделать главным академи­ческим музеем, тесно связанным с Институтом истории и археологии АН УзССР».39

Один из учеников Яхъя Гулямовича, академик У. Исламов, в своих воспоминаниях коснулся и этого вопроса: «Яхъя Гулямов внес большой вклад в организацию, образование и обогащение экспонатов Музея истории Узбекистана и многие годы был его научным консультантом. Нас он приводил в музей для тща­тель­ного изучения его экспонатов – археологических находок, храня­щихся там, после чего вывозил на археологические раскопки. Потому что изучение экспозиций музея, их анализ является свое­образным искусством и требует немалых усилий и знаний. … Он всегда повто­рял, что в изучении истории роль музея имеет большое значение».40

Другой ученик Яхъя Гулямовича – И. Ахраров, работавший со своим наставником с 1954 г. вплоть до последних дней жизни послед­него (1977 г.), особо отмечал сложность политической и идеоло­ги­ческой обста­новки, в которой Я.Г. Гулямову удавалось реали­зо­вывать свои организацион­ные и исследова­тельские начи­нания: «… Было трудно академику Я.Г. Гулямову, директору крупного института работать честно и бороться за развитие науки, испытывая давление даже со стороны верховной власти. Я в этой борьбе был всегда рядом с ним и мне были понятны все его тревоги».41

Немаловажное значение в научной деятельности Я. Гулямова занимала его редакторская деятельность. Под его непосредственным редакторством был издан ряд крупных научных исследований, в частности, такие фунда­мен­тальные работы, как перевод знаменитого произведения Захириддина Мухам­­мада Бабура «Бабур-намэ»,42 обоб­щаю­щая коллективная работа «Исто­рия Узбекской ССР»,43 исследо­вания С.А. Азимджановой,44 Х.З. Зияева,45 В.А. Шиш­кина,46 Т. Кадыровой,47 А.Р. Мухамеджанова и Т. Нигматова48 и множество других.

Я. Гулямов был одним из авторов и членом главной редакцион­ной коллегии нового, дополненного четырехтомного издания «История Узбекской ССР» (1967 – 1968).49

В 1966 – 1969 гг. Я.Г. Гулямов являлся Председателем Объеди­нен­ного Ученого совета Отделения истории, языкознания и литера­ту­роведения АН Узбекистана по приему и защите докторских диссер­таций, в 1969 – 1975 гг. – Председателем Объединенного Ученого совета по истории Отделения истории, языкознания и литературо­ве­де­ния АН Узбекистана и с 1976 г. до конца жизни – Председателем специализированного Ученого совета по защите докторских диссер­та­ций при Институте истории АН Узбекистана.

Я.Г. Гулямов был награжден рядом правительственных наград: в 1948 г. медалью «За доблестный труд в Великой Отечествен­ной войне 1941 – 1945 гг.», в 1970 г. медалью «За доблестный труд», двумя Почетными грамотами Президиума Верховного Совета УзССР, Почетной грамотой Президиума Верховно­го Совета ККАССР и др. В 2002 г. Указом Президента Республики Узбекистан ученый посмертно награжден медалью «Буюк хизматари учун».50

Примечательно то, что Яхъя Гулямович не был членом партии. В процессе написания данной работы я пыталась найти причину не вступления его в ряды членов коммунистической партии, так как он жил в тот период, когда идеологический прессинг был настолько сильным и человек, будучи занимающий определенный официаль­ный пост, был обязан быть членом партии. Однако ответ на этот вопрос я получила случайно и неожиданно, в присланном на мою электронную почту письме внуком П. Салиева. Оказывается, в одной из бесед-воспоминаний с дочерью П. Салиева Я.Гулямов сказал: «Фаридахон,51 мой домла не был членом партии и я вступать в неё не буду».

Известный отечественный медиевист Р.Г. Мукминова, в судьбе кото­рой Я. Гулямову также было суждено сыграть важную роль, вспоминала: «Он был приветливым, доброжелательным не только на работе, но и дома был очень гостеприимным человеком. Мы к нему домой приходили как к своим родителям. Супруга Яхъи Гулямовича – Собирахон-ая, когда бы мы не приходили, приветливо встречала, накры­вала на стол, готовила вкусные блюда. Ворота их дома всегда были открыты.

Когда женился мой старший сын, Яхъя-ака и Собирахон-ая пришли на свадьбу и дали благословение молодым. Я вспоминаю многие моменты в моей жизни, когда Яхъя-ака давал мне правильные советы. Он всегда был для нас примером».52

Д.А. Алимова, руководитель Республиканского научного семи­нара «История узбекского народа и его государственности» имени Я.Г. Гулямова,53 отмечает: «Есть такие личности, сила, образ и дух которых оказывают очень большую поддержку и после их смерти. Яхъя Гулямович входит в число таких людей. В 1998 году Президент Узбекистана на встрече с группой историков поставил перед учеными две задачи: первая – когда начала формироваться государственность на территории Узбекис­тана; вторая – когда формировалась и как развивался этногенез узбекского народа. Ставя эти задачи перед учеными-историками, первым кого вспомнил Президент, был Яхъя Гулямович».54

*    *    *

За последние годы был издан ряд сборников, брошюр, посвя­щен­ных памяти крупного ученого-историка, востоковеда, археолога, организатора науки, защитника исторических памятников Узбеки­стана Яхъи Гулямовича Гулямова.55 Узтелерадиокомпания создала замечательные документальные фильмы под названием «Биринчи қалдирғоч» («Первая ласточка») и «Умр дафтари» («Тет­радь жизни»), в которых отражены все грани научной деятельности ученого. И это не спроста. Переоценить вклад Я.Г. Гулямова в развитие и организа­цию исторической науки, особенно археологии, не представляется возможным. Его жизнь и научная деятельность еще долго будут служить примером не для одного поколения ученых.


[1] Муҳаммаджонов А. Яҳё Ғуломовни ҳотирлаб. Тошкент: Шарқ, 2000. Б. 4–5.

[2] Академик Аҳё Ғуломов. Тошкент, 1998. Б. 4.

[3] Биобиблиографические очерки о деятелях общественных наук Узбекистана / Составитель Б.В. Лунин. Ташкент: Фан, 1976. С. 180.

[4] Ғуломов Я.Ғ. В.Л. Вяткин ҳақида хотиралар // ОНУ. 1969. № 11. С. 45. (Перевод воспо­минаний с узбекского осуществлен автором данной работы).

[5] Там же. С. 46.

[6] Гулямов Я.Ғ. Ўзбекистондаги моддий маданият обидаларини сақлаш ва ўрганиш йўлида // Моддий маданият обидаларини сақлаш ва ўрганиш Ўзбекистон қўмитаси. Материаллар. 9-тўплам. Тошкент, 1934; Его же. Ўзбекистонда қадимий обидаларни ўрганиш // Социалистик фан ва турмуш. Тошкент, 1939. № 1. Б. 20–22; Его же. Тарихий обидалар (Самарқанд ва Бухоронинг тарихий-меъморчилик обидалари) // Социа­листик фан ва турмуш. Тошкент, 1939. № 12. Б. 23-25.

[7] Ғуломов Я.Ғ. Ёғоч ўймакорлиги санъати тарихидан // Машъал. Тошкент, 1935. № 3.  Б. 20–22.

[8] Ғуломов Я.Ғ. Мирзо Улуғбек мадрасасининг шимолий-шарқий (қулаётган) мино­расини тўғирлаш // Социалистик фан ва турмуш. Тошкент, 1938. № 11–12. Б. 22–24; Его же. Миноранинг таъмирланиши. (Самарқанд) // Социалистик фан ва турмуш. Тошкент, 1939. № 11. Б. 32–33.

[9] Ғуломов Я.Ғ. Қадимият изларидан (Кўба-Товдаги қадимий Хоразм зардуштийлар қабристони қазилмалари) // Гулистон. Тошкент, 1937. № 4. Б. 6–8; Его же. Қадимий Пойканд // Гулистон. Тошкент, 1939. № 11. Б. 32-33.

[10] Ғуломов Я.Ғ. Қизилқумда (Хоразмнинг қадимий суғорилиш тарихидан) (1939 й. қазилмалар бўйича) // Гулистон. Тошкент, 1939. № 6. Б. 31–33; Его же. Қизилқумдаги қадимий маданият излари // Социалистик фан ва турмуш. Тошкент, 1939. № 7–8. Б. 39–41; Хоразмнинг суғорилиш тарихидан // Гулистон. 1940. № 8–9. Б. 16–18.

[11] Гулямов Я.Г. История орошения Хорезма с древнейших времен до наших дней. Ташкент: Изд-во АН УзССР, 1957.

[12] Там же. С. 7.

[13] Гулямов Я.Г. История орошения Хорезма с древнейших времен до наших дней… С. 12.

[14] Там же. С. 16.

[15] ЦГА РУз, ф. 2883, оп. 1, д. 31, л. 1–3.

[16] Протокол № 1 заседания Ученого совета Института истории и археологии АН УзССР от 4 января 1966 г. – Архив АН Узбекистана. С. 3–4.

[17] Из 4 серийного документального фильма «Умр дафтари». 1-я серия.

[18] Гулямов Я.Г. Некоторые итоги археологических работ в Узбекистане в 1967 – 1968 гг. // ИМКУ. Ташкент: Фан, 1972. Вып. 9. С. 3–10.

[19] Гулямов Я.Г. Об археологических исследованиях на городище Афрасиаб в 1967 – 1968 гг. // Афрасиаб. Ташкент, 1969. Вып. I. С. 268–293 (в соавторстве с Ю.Ф. Буряковым).

[20] История Узбекской ССР. Учебник для 7 и 8 классов восьмилетних школ. Ташкент: Укитувчи, 1969. – 108 с. (в соавторстве с Р.Н. Набиевым).

[21] История Узбекской ССР. Учебное пособие для 7–8 классов школ Узбекистана / Перевод с узбекского. Изд. 4-е, исправленное. Ташкент: Укитувчи, 1971. – 94 с. (в соав­тор­стве с Р.Н. Набиевым).

[22] Первобытная культура и возникновение орошаемого земледелия в низовьях Зараф­шана. Ташкент: Фан, 1966 (в соавторстве с У Исламовым и А. Аскаровым).

[23] Советская археология. М., 1968. № 2. С. 302.

[24] Из четырехсерийного документального фильма «Умр дафтари». 1-я серия.

[25] Древний Ташкент. Ташкент: Фан, 1973. С. 4.

[26] Филанович М.И. Ташкентский археологический отряд. Путевка в жизнь. (Рукопись статьи, любезно предоставленная автором).

[27] Филанович М.И. Вера Андреевна Булатова // Археологические исследования в Узбе­кистане. 2004 – 2005. Ташкент, 2006. Вып. V. С. 3-8.

[28] Гулямов Я.Г. Некоторые итоги археологических работ Академии наук УзССР в 1966 г. // ИМКУ. Ташкент: Фан, 1969. Вып. 8. С. 8–10; Его же. Некоторые итоги археологических работ в Узбекистане в 1967-1968 гг. // ИМКУ. Ташкент: Фан, 1972. Вып. 9. С. 3–10.

[29] Гулямов Я.Г. Некоторые итоги археологических работ Академии наук УзССР в 1966 г. … С. 8.

[30] Ахраров И. Академик Яхъя Гулямович Гулямов – мой учитель и наставник // Акаде­мик Яҳё Ғуломов замондошлари ва шогирдлари хотирасида. Тошкент: Фан, 2009. С. 30.

[31] Ахраров И. Академик Яхъя Гулямович Гулямов – мой учитель и наставник … С. 30.

[32] Там же. С. 27–37.

[33] Буряков Ю.Ф. Роль Я.Г. Гулямова в изучении цивилизации и городской культуры Средней Азии / Рукопись выступления Ю.Ф. Бурякова на научном семинаре, посвя­щен­ной в 100-летию Я.Г. Гулямова, любезно предоставленная мне самим автором.

[34] Буряков Ю.Ф. Роль Я.Г. Гулямова в изучении цивилизации и городской культуры Средней Азии …

[35] Там же.

[36] ЦГА РУз, ф. 2883, оп. 1, д. 16, л. 10, 12.

[37] ЦГА РУз, ф. 2883, оп. 1, д. 24, л. 1–4.

[38] ЦГА РУз, ф. 2883, оп. 1, д. 69.

[39] Там же, д. 16, л. 11.

[40] Из четырехсерийного документального фильма «Умр дафтари». 3 серия.

[41] Ахраров И. Академик Яхъя Гулямович Гулямов – мой учитель и наставник… С. 27–37.

[42] Бабур Захириддин Мухаммад. Бабур-намэ / Перевод Салье. Отв. ред. Я.Г. Гулямов. Ташкент, 1947.

[43] История Узбекской ССР. Книга первая / Под ред. Я.Г. Гулямова и др. Ташкент: Изд-во АН УзССР, 1955.  Т. I.

[44] Азимджанова С.А. К истории Ферганы второй половины XV в. / Отв. ред. Я.Г. Гулямов. Ташкент: Изд-во АН УзССР, 1957. – 94 с.

[45] Зияев Ҳ.З. Ўрта Осиё ва Сибирь (XVI – XIX асрлар) / Масъул муҳаррир Я.Ғ. Ғуломов. Тошкент: Ўзфанакаднашр, 1962; Его же. Средняя Азия и Сибирь / Отв. ред. Я.Г. Гулямов. Ташкент: Фан, 1962; Его же. Средняя Азия и Поволжье / Отв. ред. Я.Г. Гулямов. Ташкент: Фан, 1965.

[46] Шишкин В.А. Варахша / Отв. ред. Я.Г. Гулямов. М.: Изд-во АН СССР, 1963. – 250 с.

[47] Кадырова Т. Из истории крестьянских движений в Мавераннахре и Хорасане в VIII – начале IX в. / Отв. ред. Я.Г. Гулямов. Ташкент, 1965. – 240 с.

[48] Мухамеджанов А.Р., Нигматов Т. Некоторые источники к истории взаимоотношений Бухары и Хивы с Россией / Отв. ред. Я.Г. Гулямов. Ташкент, 1957.

[49] История Узбекской ССР. В 4-х томах / Редколлегия: Я.Г. Гулямов и др. Ташкент: Фан, 1967-1968. Т. I – IV.

[50] Награда была вручена его дочери Сакине Гулямовой.

[51] Фарида Пулатовна Мухитдинова (Салиева) – историк-востоковед, 30 лет проработала в НИИ Востоковедения АН Узбекистана.

[52] Интервью из четырехсерийного документального фильма «Умр дафтари». 3-я серия.

[53] На протяжении 14 лет в Институте истории Академии наук Республики Узбекистан плодотворно функционирует республиканский научный семинар «История узбекского народа и его государственности» имени Яхъи Гулямова, председателем которого является профессор Д.А. Алимова. Данный научный семинар на сегодняшний день провел 69 научных заседаний республиканского и международного масштаба в городе Ташкенте и почти во всех учебных заведениях республики, где со своими докладами выступали ведущие ученые республики по всем актуальным проблемам исторической науки Узбекистана.

[54] Интервью из четырехсерийного документального фильма «Умр дафтари». 4-я серия.

[55] Академик Яғё Ғуломов. Тошкент, 1998. – 68 бет; Муҳаммаджонов А. Яғё Ғуломовни хотирлаб. Тошкент: Шарқ, 2000. – 61 бет; Академик Яҳё Ғуломов замондошлари ва шогирдлари хотирасида. Тошкент: Фан, 2009. – 120 бет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top.Mail.Ru