Махалли Ташкента могут стать туристическими объектами

Дата: 31 января 2019

Туристы приезжают в Узбекистан за поэтикой Востока, которая отлично сохранилась в старинных махаллях.

Фото: venividi.ru

Узбекистан сделал ставку на туризм. Достаточно взглянуть на список выполненных дел, чтобы убедиться в серьезности намерений. Туризм с каждым годом получает всё больше и больше льгот и поддержки. Сначала была просто помощь с получением земельных участков, затем появились налоговые и таможенные льготы, а недавно государство и вовсе решило взять на себя часть расходов по строительству гостиниц.

За последние два года именно здесь произошло больше всего перемен — от ввода дифференцированных размеров туристского сбора до новых стандартов классификации, от упрощения процесса открытия хостелов и гостевых домов до отмены ряда требований во всем гостиничном бизнесе.

Более того, туризм стал одной из немногих сфер, по которым были выполнены почти все пункты из Государственной программы на 2018 год. По другим отраслям такого не скажешь.

При этом даже тут происходят казусы, как это было в случае с «обоснованными подозрениями на совершение аморальных действий», всё еще вызывает сомнения методика подсчета туристов миллионами, особенно на фоне данных Государственного комитета по статистике.

Никуда не делась проблема с выполнением поручений, как это было со съемочной группой «Орла и решки», которая постоянно сталкиваласьв Ташкенте с необоснованным запретом на проведение фото и видеосъемки.

Но эти проблемы можно решить усилением контроля за поручениями и более проработанными проектами. Что действительно угрожает развитию туризма, особенно в Ташкенте, так это возможный снос махаллей в Старом городе. Снос истории всегда неприятен, но сейчас это особенно важно.

На днях стало известно, что старинную махаллю Чакар в Ташкенте собираются снести и на ее месте построить многофункциональный комплекс из современных зданий. О том, что речь идет именно о сносе, можно убедиться посмотрев рендерные изображения планируемого проекта:

Фото: кадр из передачи «Новости» телеканала «Узбекистан 24» от 24 января 2019 года

Чакар — удивительное место, которое и так уже пало под натиском современных построек. От некогда огромной махалли осталось две-три улицы да старинный мазар, который сам по себе является памятником истории и архитектуры. Возможно, в Чакаре уже нечего сохранять, но ведь в городе есть и другие махалли, которые может постигнуть та же участь.

Было бы ошибкой полагать, что старинные махалли представляют только краеведческий или культурно-исторический интерес. Возможный снос любой части Старого города любого города республики имеет непосредственное отношение к экономике и туристическому бизнесу, потому что Узбекистан может предложить туристам обширную этно-культурно-историческую программу:

«У нас есть эколого-этнический потенциал. Людям уже неинтересно смотреть на строения и природу — они хотят чего-то живого, настоящего. Они хотят культуры. Увидеть, как живет семья в глубинке, где всё еще носят национальную одежду, разговаривают на языке, который не изменился за последние несколько веков, окунуться в нашу аутентичность. Конечно, это не массовый туризм, но двигаться в этом направлении надо — тут огромные возможности», — сказал Леонид Ибрагимов, управляющий партнер Hotelios.uz, OrexCA.com, Otpusk.uz, Bilet.uz, который работает в этой отрасли уже почти 20 лет.

Почти 100 отзывов исключительно на тему Старого города в Ташкенте. Люди в восторге от того, что увидели. Чаще всего встречаются впечатления вроде «машина времени», «перенеслись во времени», «как будто оказалась 200 лет назад» и так далее. «Какой красивый алюкобонд!», — не сказал ни один человек. Фотографии дополняют картину:

Фото: фотографии туристов на Tripadvisor.com

Фото: фотографии туристов на Tripadvisor.com

Ташкент это не Самарканд и уж тем более не Хива. Здесь почти нет монументальных строений Средневековья, но это не значит, что тут не на что смотреть. Это подчеркивается и в академической среде:

«С одной стороны, может показаться, в общем, ну что смотреть? Потому что Ташкент на самом деле, вот если мы берем все города Узбекистана, конечно, практически на фоне Самарканда, Бухары и Хивы ну не сохранил вообще никаких таких вот исторических достопримечательностей, вот этих самых вот дворцов, вот этих самых мечетей с вот этой самой лазоревой мозаикой. Здесь, в Ташкенте, вы этого не увидите, но это вот такой первый взгляд на Ташкент. Потому что на самом деле город насыщен очень интересным», — говорит кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории Российской Академии наук Татьяна Котюкова.

Котюкова советует российским туристам начать знакомство с Узбекистаном с Ташкента и рекомендует потратить в городе несколько дней. Речь, естественно, идет о том, что туристам интересно — Старом городе:

«Сохранился, еще сохранился замечательный Эски-Джува (или еще второй вариант названия этого места Эски-Шахар), то есть старый город. Это вот этот самый центр Ташкента, где мы еще встретим и дувалы, и такие вот улочки, так сказать, вот эту всю как раз поэтику Востока», — отмечает Котюкова.

Леонид Ибрагимов также считает, что махалли в Старом городе однозначно представляют ценность для туристов, так что их необходимо беречь и хранить:

«Сохранить всё это обойдется, к примеру, в 1 млн. А снести и потом всё равно где-то восстанавливать, так как туристы за этим и едут, понадобится 10 млн. Через это многие страны и столицы прошли уже», — отметил Ибрагимов.

На вопрос, можно ли такие места продавать как «туристский аттракцион», Ибрагимов ответил, что это уже делается, правда, дешево и неопытно:

«Другие бы тут кучу денег зарабатывали», — отмечает Ибрагимов.

По его мнению, убрав махалли, Ташкент станет вообще не востребованным для туристов, так как те не будут сюда заезжать или даже останавливаться. Ташкент будет просто очередным мегаполисом.

Что делать?

В первую очередь, надо выполнять указ президента, которым запрещается проведение работ по сносу, реконструкции и капитальному строительству в старогородской части Ташкента до составления генерального плана города, и ничего не планировать на таких участках.

Президент постоянно обращает внимание на то, что надо перенимать передовой зарубежный опыт. Узбекистан действительно отстал от многих других стран и, как подчеркнул Ибрагимов, там уже давно определились с тем, что делать с историческим центром.

Недавно в Госкомземгеодезкадастре заявили, что «во всех развитых странах, развитых городах, если смотреть на центр города, жилых домов почти нет». Это, мягко говоря, не совсем так.

Про это неоднократно писал российский блоггер, специалист по урбанистике и общественным пространствам Илья Варламов, так как в России тоже периодически пытаются снести исторические места под самыми разными предлогами.

В том, что передовой зарубежный опыт, наоборот, диктует сохранение исторической застройки в центре, причем жилой, можно убедиться, например, здесь.

Варламов приводит в качестве примера центр таких городов, как Стокгольм, Хельсинки, Гетеборг, Рига и другие, где успешно сохранили исторический центр, хотя им было в разы сложнее, потому что многие дома деревянные:

Фото: Илья Варламов / varlamov.ru

Фото: Илья Варламов / varlamov.ru

Сохранили, модернизировали и привели в порядок всё — от крыш домов до булыжников на улочках. Бережно отнеслись даже к таким деталям, как оконные рамы — никаких алюминиевых или стальных профилей, только настоящее дерево. На фасадах нет никаких дешевых композитных панелей:

Фото: Илья Варламов / varlamov.ru

Территория того же Стокгольма почти в два раза уступает Ташкенту, но это не стало поводом для сноса исторических строений:

«Они стоят тут уже почти 300 лет, и никто их сносить не собирается. В 1979—1980 годах их тщательно отреставрировали, сейчас эти дома принадлежат государству и сдаются под жилье и мини-отели. Все исторические элементы аккуратно сохранили», — отмечает Варламов.

Если обратиться к цифрам, то достаточно знать, что Швецию в 2017 году посетило чуть более 13 млн туристов, которые оставили в стране около $12,5 млрд (139 млрд шведских крон). К 2028 году этот показатель планируется довести до 20 млн туристов и $24 млрд (224 млрд шведских крон) соответственно. Так что с туризмом у них уже всё хорошо, а вот у нас нет.

При этом город активно развивается и обзаводится новыми строениями, включая многоэтажки в современном стиле, но старое и новое гармонично соседствуют друг с другом. Причем это касается не только малоэтажной застройки:

Фото: Richard F. Ebert / encirclephotos.com

В случае с Узбекистаном, и Ташкентом в частности, можно поступить точно так же. Как отметил Ибрагимов, старинные махалли можно было бы превратить в туристские объекты по этнотуризму. Этот формат, как уже можно было убедиться по отзывам, особенно пользуется успехом у туристов.

Евгений Скляревский, собиратель истории Ташкента, также отмечает, что хотелось бы законсервировать Старый город, чтобы иметь возможность прогуляться и окунуться в атмосферу старого города на улицах Лангар, Фаробий и других:

«Но вопрос к жителям — все ли хотят продолжать жить в глиняных мазанках без нормальных условий? Может, желающим предоставить нормальное жилье, а в старых махаллях оставить магазинчики, лавки мастеров и прочее», — предлагает Скляревский.

Он также заметил, что Чакар уже практически разрушен новостройками как со стороны ГУМа, со стороны улицы Фуркат и со стороны Караташа. Остались две-три улочки, отмечает Скляревский, вряд ли они выживут среди новостроек, но мазар интересный, хорошо бы его сохранить, обойти новостройкой, и не одно здание, а с прилегающей территорией:

Фото: Евгений Скляревский / «Письма о Ташкенте» — mytashkent.uz

Он также уверен, что старинные махалли в принципе интересны как местным жителям, так и туристам, особенно европейцам и россиянам:

«Там осталась аура старого Ташкента до прихода России», — поясняет Скляревский.

Город должен развиваться, расширяться и обновляться, люди хотят жить в домах и квартирах со всеми удобствами, но это не значит, что старинные махалли годятся только под снос.

Нынешний год объявлен Годом активных инвестиций и социального развития, но инвестиции это не только строительство многоэтажек на месте исторического центра города, а развитие туризма не должно ограничиваться увеличением числа гостиниц. Кто будет жить в них, если в городе не на что будет смотреть?

Взяв за основу опыт Швеции или любой другой развитой страны из Западной Европы, можно привлечь инвестора к реставрации таких махаллей (но сохранив все детали, отказавшись от использования дешевых современных материалов вроде композитных панелей), превратить их в туристские объекты, сделать из домов лавки, мини-отели и просто этномузеи (если население не хочет там жить), отказавшись от новостроя. Причем речь идет уже не конкретно о Чакаре, а любой другой старинной махалле, чьи жители не прочь переехать.

Учитывая высокий спрос на рынке, такие вложения смогут себя окупить гораздо быстрее, нежели очередной бизнес-центр или квартал жилых многоэтажных домов. Небольшая «этнодеревня» в центра города будет привлекать солидный поток туристов, раз уже сейчас они приезжают в Узбекистан именно ради этого.

Это обеспечит стабильный и долгосрочный поток дивидендов, не говоря уже о том, что появятся десятки новых рабочих мест, а Ташкент сохранит свою идентичность. Планируемые бизнес-центры, жилые дома и прочие новостройки ничего из этого гарантировать не смогут. В дальнейшем потребуется лишь поддерживать «товарный вид» такой махалли, что вполне реально — Швеция тому пример.

Если Узбекистан действительно хочет развиваться по правилам рыночной экономики и делать деньги на туризме, то это лучший ответ на вопрос «Что делать со старинными махаллями в центре города».

В ином случае Ташкент, погнавшись за краткосрочными инвестициями, рискует перестать быть интересным для туристов в принципе, а тогда подсчитать потери будет уже практически невозможно — настолько они будут велики.

Комментарии
Информация Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.