Архитектура буддийских памятников Средней Азии

Дата: 15 августа 2017

altЗародившись на территории Индии, буддизм впоследствии распространился далеко за пределы своей родины, приобретая при этом черты локального своеобразия тех стран, где находил своих последователей.В начале I в. н. э. вождь одного из юеджийских родов – кушан Куджула Кадфиз на территории Гандхары и Кабулистана создает свое государство. Впоследствии Кушаны захватывают огромные пространства Индии, Афганистана и юга Средней Азии, объединив их под эгидой единой Кушанской империи. Во время правления Вимы Кадфиза и особенно могущественных Канишки и Хувишки (II в. н.) государственный строй империи укреплялся путем политических акций, династических сношений, денежных реформ, а в области идеологической – покровительством всем религиям, исповедуемым пестрым народонаселением обширной Кушанской державы. Владения Канишки в Индии простирались на юге до реки Нарбады, а на востоке – до Бенареса. Столицей династии Кушанов была Пурушапура (Пешавар) – оживленный город, расположенный на главном пути между индийской и среднеазиатской частями гигантской Кушанской империи. Рим, Парфия, Кушанская империя и ханьский Китай имели непосредственные контакты и разнообразные – торговые, дипломатические, культурные и военно-политические связи, что способствовало формированию первой в истории человечества системы караванных и водных трасс, охватившей весь тогдашний мир, – Великого шелкового пути. Именно по этому пути с монахами-миссионерами буддизм попал в Бактрию, а затем в оазисы современного Синьцзяна, в собственно Китай и Тибет.

Канишка восхвалялся в буддийской литературе Индии как ревностный покровитель буддизма. В такой благоприятной обстановке эта религия быстро распространяется в Бактрии, получая все большее число сторонников среди местной знати. Возрастает число буддийских колоний. Появляются все новые буддийские святилища и монастыри. В Бактрию буддизм проник из Гандхары (область северо-западной Индии, ныне территория Пакистана) через область Нагарахара и хребты Гиндукуша. И хотя при этом были привнесены его архитектурные каноны, в том числе основной состав буддийских сооружений, они на бактрийской почве приобрели черты локального своеобразия, что в какой-то мере было обусловленоиным составом строительных материалов. В архитектуре кушанского региона преобладает местный строительный материал. В Бактрии – это сырцовый кирпич, битая глина – пахса, глиняные смазки, деревянные перекрытия, сырцовые своды. В Индии – тесаный камень и кладки из каменных плит на глиняном растворе. В монументальном строительстве наряду с деревянными перекрытиями выводились каменные арки, своды, купола. При больших пролетах использовались каменные колонны. В Бактрии – это традиционные деревянные колонны, чаще всего возводимые на каменных базах, обычно аттического профиля (квадратный плинт и на нем два вала, разделенных скоцией с полочками).

alt Такие базы присущи и пристенным пилястрам, стволы которых выведены из сырца с известковой оштукатуркой. Нередки пилястры, увенчанные каменной капителью. В Бактрии применялся белый мраморовидный известняк, в Индии – темный шифер. Видоизменяются и некоторые планировочные и объемно-пространственные композиции. В буддийских постройках Бактрии обращает внимание отсутствие канонизированных схем – ни один из исследовавшихся памятников не повторяет другого при решении единых задач. Нередко применяются композиции, характерные для иных по назначению зданий бактрийской архитектуры. Главная цель создателей этих сооружений – обеспечить их основные сакральные функции и монашеский быт вне жестких архитектурных стандартов.

Помимо того, что в Средней Азии сформировались собственные типы буддийских храмовых сооружений, отличные от тех, которые были распространены в Индии, здесь известны также случаи, когда буддистыприспосабливали для своих храмов уже существовавшие культовые сооружения иных конфессий. Буддийские культовые постройки подразделяются на три основных типа: ступа, храм-молельня (городской или загородный) и монастырь. Ступы – буддийские культово-мемориальные памятники, имевшие также молитвенное назначение, создавались, без сомнения, и до буддизма, но со времен Ашоки -индийского царя, легендарного покровителя буддизма, получили широкое распространение и стали строиться из долговечных материалов. Ранние ступы в буддизме служили для хранения реликвий Будды. От времен, предшествующих Ашоке, сохранились лишь руины огромной ступы в Пипрахве, на границе с Непалом, по-видимому IV в. до н.э., если не середины V в. до н. э., судя по особенностям надписи, вырезанной на каменном реликварии, и гласящей, что в ней – реликвии Будды.

Первоначально ступы имели вид полусферы. Такая форма восходит, очевидно, к перекрытию круглой хижины в форме улья. Естественно также предположить, что ступы имеют связь с погребальными холмами. Согласно предсмертным распоряжениям Будды, с его телом следовало поступить в соответствии с практикой погребения правдивого правителя (чакравартина) – тело кремируется, прах помещается в золотую урну (реликварий), которая закладывалась в ступу – специальное мемориальное сооружение, имеющее форму холма.

Ступа, как правило, возводилась в форме полусферы на круглом или квадратном основании, в нее вмуровывался каменный реликварий, она увенчивалась сверху декоративными “зонтами” и обносилась оградой с четырьмя воротами – торана. Вокруг ступы предполагалась ограда, создававшая возможность совершения ритуального обхода – прадакшина-патха. Традиционно считается, что ступа воспроизводит строение мироздания, а отдельные ее части сопоставляются с различными понятиями буддийского учения.

alt Из известных трех видов сооружений буддийского культа, возможно, ступа меньше всего повлияла на храмовую архитектуру. По своему функциональному назначению и монолитной форме она скорее приближается к скульптурному монументу, чем к архитектурному произведению. Большинство ступ сооружалось из сырцового кирпича, а верхний слой – из обожженного кирпича, покрытого штукатуркой. Позднее ее облицовывали ценными породами камня. По существовавшей в Индии практике не разрушать, а обновлять состарившиеся культовые постройки очень часто ступа покрывалась несколькими новыми слоями каменной или кирпичной оболочки, увеличивавшей ее первоначальные размеры. Так, известная ступа №1 в Санчи была покрыта во II в. до н.э. оболочкой, увеличившей ее в два раза. Большая ступа обычно стояла в окружении монастыря и маленьких ступ с прахом прославившихся монахов, а весь комплекс нередко заключался в крепостные стены.

Обход вокруг ступы является одним из наиболее распространенных ритуалов буддийской культовой практики. Первые ступы Индии имели круглое основание. Сооружения именно с такой планировкой начали возводить буддисты, пришедшие в Бактрию в раннекушанское время. Материалом для них служила пахса и сырцовый кирпич. Одной из самых ранних является ступа, сооруженная с буддийским монастырем Фаязтепа. Цилиндрическое ее основание и купол выложены изкирпича-сырца; верхняя выступающая полочка карниза – из жженого кирпича. На куполе сохранились следы квадратного реликвария. В центре купола – круглое отверстие для стержня зонтика. Поверхность ступы обмазана ганчем, на котором красной краской нарисованы лотос и “колеса закона”.

Другим примером ранней ступы может служить сооружение во дворе комплекса “В” в Каратепа. От нее сохранилась нижняя часть сырцового барабана, обмазанная ганчем. Основание барабана украшали ганчевые лепестки лотоса. Судя по сохранившимся фрагментам, ступа была окрашена в красный цвет и построена в I-II вв. н. э. вместе с восточной частью комплекса “В”.

Примерно во второй половине – в конце I в. н.э. в северо-западной Индии начинается строительство ступ с квадратным основанием, которое, появившись в индийских ступах, получило распространение и в памятниках Бактрии II – III вв. н.э. Этот тип представляют ступы Айртама (отдельно стоящая), Уштур-мулло и Башня Зурмала. Как показывают материалы раскопок, бактрийские ступы этого времени, сложенные по местной традиции из пахсы и сырцового кирпича, были облицованы каменными плитами. Облицовка не только создавала профиль сооружения, но была украшена резным архитектурным и скульптурным декором. Монастырские ступы с квадратным основанием были снабжены лестницами, ведущими на платформу основания, где верующие могли совершать обход. Возможно, к этому типу относилась ступа в буддийском комплексе Мерва.

О том, как выглядели ступы кушанского времени в Бактрии, можно судить по граффити на Каратепа, где изображена квадратная платформа с четырьмя столбами-стамбхами по сторонам света, цилиндр тулова и купола с реликварием на вершине. К сожалению, пока нет материальных свидетельств расположения колонн по четырем сторонам ступ в Бактрии, но этот архитектурный прием демонстрируется на гандхарских рельефах. Интересный тип ступы Бактрии – Тохаристана отмечен на Аджинатепа и Хишттепа в Ховалинге. Их можно обозначить как ступа на звездчатом основании с лестницами с четырех сторон платформы. Большая и вотивная ступа Аджинатепа и вотивная ступа в Хишттепа, по-видимому, явились соединением двух типов: с одной лестницей и ступой крестовидного типа.

alt Наряду с монолитными ступами в Бактрии были найдены три каменных вотивных модели (Айртам, Каратепа, Уштур-мулло), которые датируются II – III вв. н.э. В отличие от Кушанского времени, когда в Бактрии существовала традиция изготовления вотивных каменных ступ, в раннесредневековом Тохаристане широкое распространение получили их миниатюрные модели, сделанные из необожженной глины. Эти маленькие модели (только в Хишттепа их найдено около 60), в основании не превышавшие 6,5-8,6 см, приносились в дар храмам наравне с чирогами, цветами и фруктами – традиционными подношениями буддистов. Ценность этих находок и в том, что во многие из них, как оказалось, снизу были вмазаны плоские круглые керамические таблетки с текстом письмом брахми. По всей видимости, они были популярным объектом подношения.

Ступы находились как внутри культовых и монастырских комплексов (Айртам, Каратепа, Дальверзинтепа, Аджинатепа, Хишттепа) или рядом с ними (Фаязтепа, Уштур-мулло, Гяур-кала в Мерве), так и отдельно (Зурмала, Зартепа, пригород Гяур-калы в Мерве). Важность возведения ступ была отмечена в Винае Махасангхиков. По данным эпиграфики, представители этой школы проживали в монастырях Северной Бактрии в кушанское время. В отличие от ступ и монастырей такие виды культовых построек, как храм и святилище, известны в Средней Азии задолго до прихода буддийских миссионеров. Сами миссионеры тоже уделяли мало внимания постройкам этих храмов и не создали канонических их типов. Видимо, поэтому в Бактрии – Тохаристане, включая северную (среднеазиатскую) часть этой области, локальные особенности храмовых построек формировались в значительной степени с учетом древних местных традиций культового строительства. Так, наличие в буддийских храмах целлы – святилища в обрамлении коридоров – не было характерно для родины буддизма, зато имеет долгую историю в ирано-среднеазиатском мире, где такая планировочная модель применялась в храмах огня.

Буддийская чайтья – это храм-молельня, где верующие совершают обряд поклонения ступе. Буддийские чайтья стали создаваться после того, как появился материальный предмет культа в виде ступы и возникла необходимость в сооружении закрытого помещения для хранения реликвий и для молящихся. До этого все обряды проводились на открытом пространстве. Перед входом в чайтья обычно размещались открытый вестибюль и расположенный впереди него дворик, замкнутый с трех сторон, с четвертой располагалась деревянная ограда. В буддийских же памятниках Средней Азии планировка храма с целлой, обрамленной коридорами, была приспособлена для нужд такого важного элемента буддийской обрядности, как ритуальный обход – прадакшина, в данном случае – обход буддийских святынь, размещавшихся в святилище – целле, по коридорам, окружавшим ее.

Появление в первые века нашего летосчисления нового типа буддийских святынь было связано с тем, что в это время помимо поклонения ранним символам – ступе, изображениям ее, лотосу и “колесу Закона” появилась ритуальная практика почитания Будды, Бодхисаттв и других буддийских персонажей. Это привело к тому, что помимо “дома символа” для совершения ритуалов начал создаваться “дом образа” – святилище, вмещающее разнообразную скульптуру. При этом “дома символа” и “дома образа” выступали в различных сочетаниях, то четко отделяясь один от другого, то совмещая обе функции.

Кроме общегородских буддийских сооружений в Средней Азии известны особые святилища для знати. Так, на городище Кафыр-кала было обнаружено буддийское святилище, представляющее культовое сооружение “камерного” характера: в нем совершали буддийские ритуалы правитель и члены его семьи. Это святилище наглядно демонстрирует распространение буддизма среди представителей правящих кругов раннесредневекового Тохаристана.

alt Традиционно в Индии, а затем и в кушанской Бактрии буддизм существовал как религия городской среды. Однако в раннесредневековом Тохаристане отмечается особая группа буддийских памятников “негородского” буддизма. Индийские материалы свидетельствуют о практике строительства храмов вдоль торговых путей. Примером может служить айртамский храм, который стоял на месте древней переправы через Амударью, где в Греко-бактрийское время находился форт.

Как и ступы, монастыри в Средней Азии появились вместе с буддийскими общинами. Все известные сейчас монастырские постройки Средней Азии выполнены по единому четкому замыслу и следуют индийской традиции. Таковы Фаяз-тепа и Уштур-мулло (кушанская эпоха), Аджинатепа и Хишттепа (эпоха арабских завоеваний). В Уштур-мулло, северной вершине Каратепа и, возможно, Хишттепа монастырские помещения размещались вокруг одного внутреннего двора, Аджинатепа насчитывала два таких двора, а Фаязтепа – три.

Согласно данным современных исследователей, во второй половине I – начале II в. н.э. на северо-западе Индии в районе Таксилы для сооружения наземных буддийских монастырей была выработана планировка, основу которой составляла дворовая композиция – центральный двор с помещениями по периметру. Как правило, это был ряд одинаковых монашеских келий, составляющих жилую зону. К ней с одной стороны примыкали помещения культового характера (святилища, залы для собраний), с другой – помещения хозяйственного назначения (кухни, кладовые). Одним из обязательных элементов монастыря являлась ступа, которая могла располагаться как внутри монастыря, так и за его пределами. Такая планировка, называемая “типично кушанской”, применялась при строительстве монастырей от Таксилы до Санчи на протяжении нескольких столетий.

Сведения о количестве жилых помещений (келий) в раскопанных монастырях Бактрии – Тохаристана иМерва позволяют установить примерное число постоянно живших или временно поселившихся там монахов или паломников Уникальным в своем роде является монастырь Каратепа в Старом Термезе. Он объединяет наземную постройку с большим двором и кельями монахов по периметру, а также со святилищами и Большой ступой (Северный холм) с двумя наземно-пещерными комплексами на Южной и Западной вершинах. Пещерная часть была высечена в мягкой (четвертичный песчаник) породе холма, наземная располагалась на выровненном, либо срезанном для этого, либо надстроенном склоне по соседству с пещерной частью комплекса, с которой двор, составлявший основу наземной части, сообщался через входной проем. Все эти комплексы многократно ремонтировались, а то и кардинально перестраивались. На южной, наиболее изученной вершине их было не менее 15 – 20. Геология Старого Термеза, к сожалению, не позволяет возводить храмовые помещения приближенных к индийским больших объемов. Несмотря на это, применяя совершенно иные формы и методы декорирования и отделки помещений, местным мастерам удалось создать настоящие шедевры искусства, впечатляющие и поныне.

Автор: Мария Болганова

Комментарии
Информация Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.